«Священный котел нартов». Выставка одного экспоната.

3 июля в Северокавказском филиале Государственного музея Востока состоялась торжественная церемония открытия выставки «Священный котел нартов». Выставка посвящена одному из самых больших скифских котлов, обнаруженного Кавказской археологической экспедицией Государственного музея искусства народов Востока в ауле Уляп в 1982 году.

В торжественной  церемонии открытия приняли участие: бывший Глава Республики Адыгея,  Государственный советник Республики Адыгея  Аслан Китович Тхакушинов, министр культуры Республики Адыгея Юрий Шумафович Аутлев, ректор Адыгейского государственного университета Дауд Казбекович Мамий, народный художник Республики Адыгея Ася Аслановна Еутых, Председатель Союза художников Республики Адыгея, заслуженный деятель искусств Адыгеи Елена Викторовна Абакумова, председатель Совета старейшин аула Уляп Аслан Юсуфович Тлинов,  научный сотрудник отдела археологии Национального музея РА Аслан Ахмедович Тов, председатель Общественного движения «Адыгэ Хасэ - Черкесский парламент» Рамазан Мугдинович Тлемешок, заслуженный работник культуры Кубани,  основатель Мезмайской детской школы искусств народного декоративно-прикладного творчества и традиционных ремесел Кубани Михаил Иванович Скворцов.

Бронзовый котел происходит из археологических раскопок А.М. Лескова 10-го Ульского кургана. Он был обнаружен на глубине 4,61 м на ритуальной площадке. Устье котла закрывала просмоленная шерстяная ткань, окрашенная в красный цвет. Внутри котла были найдены обломки деревянной крышки, фрагменты плетеной корзины и кости быка.

Вот как описал предназначение котлов греческий историк V в. до н. э. Геродот: «Для варки мяса скифы придумали вот что. Ободрав шкуру жертвенного животного, они очищают кости от мяса и затем бросают в котлы местного изделия… Котлы эти очень похожи на лесбосские сосуды для смешения вина, но только гораздо больше. Заложив мясо в котлы, поджигают кости жертв и на них производят варку… Кости отлично горят… Таким образом, бык сам себя варит, как и другие жертвенные животные. Когда мясо сварится, то приносящий жертву посвящает божеству часть мяса и внутренностей и бросает их перед собой на землю. В жертву приносят также и других домашних животных, в особенности же коней» (Геродот, IV, § 61). Как видно из повествования Геродота, для скифов характерным было коллективное приготовление большого количества вареной пищи. Для этого скифы использовали большие (высотой до 1 метра) круглые бронзовые котлы на одной (втульчатой) ножке.

Небольшая толщина стенки, конфигурация, художественные украшения – все это делало котел сложным для литья. Между тем, скифы пошли на еще большее усложнение – они отливали корпус заодно с ножкой. Такую непростую технику изготовления котла могли себе позволить лишь мастера, владеющие самыми высокими приемами литья.

Широкое бытование в древности крупных котлов нашло отражение и в героическом эпосе «Нарты». В предании «Котел нартов» повествуется о том, что нарты все вместе питались из одного общего котла, вкопанного между горами. Котел этот был огромным, в него вмещалась вода из семи горных озер. «От тяжести котел вошел в землю, и его закрыла зелень цветущей земли. Из расщелин земли брызги горячей воды выбрасывает наружу котел нартов. Люди бережно обложили камнями эти места и называют их целебными источниками».

В древности котлы-чаши часто использовались в ритуальных целях и наделялись магическими свойствами. Неслучайно ульский котел был оставлен на ритуальной площадке второй половины VI – первой половиной V вв. до н. э.

После извлечения из земли ульский котел 37 лет находился в столице России,  в Государственном музее Востока, и теперь, пропутешествовав 1 400 км, возвратился на свою родину – в Адыгею. В дальнейшем экспонат займет свое место в постоянной экспозиции музея «От ремесла к искусству».